МІНІСТЕРСТВО ЕНЕРГЕТИКИ УКРАЇНИ

Алексей Шеберстов: Мы отстаем от графика накопления угля на 700-800 тыс. т.

09.10.2006 | 11:49

О последних инициативах правительства в энергетическом секторе «к рассказал заместитель министра топлива и энергетики Украины Алексей Шеберстов.

 

к: Сколько угля накоплено на электростанциях. Как эти показатели соотносятся с прошлым годом? Может ли незапланированная остановка и ремонт третьего энергоблока Южно-Украинской АЭС привести к окончательному срыву графиков накопления угля на складах?

 

А.Ш.: На наших электростанциях сейчас накоплено примерно 2,7 млн. т. угля. Мы отстаем от графика примерно на 700-800 тыс. т. Отставание возникло из-за повреждения генераторов на блоках АЭС в июле. Самая главная проблема и направление основной деятельности министерства — получить от шахтеров больше угля. Но пока это не удается. Даже наши согласованные графики не выполняются. Хотя запасов угля в текущем году у нас больше, чем в прошлом — примерно на 600 тыс. т. Однако это не показательно. Опыт прошлой зимы говорит о том, что рисковать нельзя. Накопление топлива необходимо. Тем более что в сильные морозы увеличивается потребление газа и давление в трубопроводах падает. Тогда на станциях ограничивают потребление газа, поэтому уголь в любом случае должен быть. Что касается Южно-Украинской АЭС, то с аварийной остановкой третьего энергоблока дефицит еще больше возрастет. Замещение одного из блоков-миллионщиков приводит к дополнительному потреблению 12-15 тыс. т угля на ТЭС в сутки. Блок простоит 45 дней, а это означает, что дополнительная потребность в угле составит почти 0,5 млн т угля. В общем, процесс накопления идет, но не теми темпами, которые хотелось бы видеть.

 

к: Расскажите о проекте создания «Укратомпрома», Кто будет центральным научным звеном в этой структуре — Севастопольский институт атомной энергетики, подчиненный Минтопэнерго, или же Харьковский физико-технологический институт, который министерству придется забирать у НАНУ?

 

А.Ш.: Эти два института абсолютно разные. Один — физико-технологический институт, он больше направлен на теоретическое сопровождение, а второй — готовит персонал для АЭС. Они оба работают на НАЭК «Энергоатом», но никому нельзя отдавать приоритет, поскольку они не схожи в тематике. Во время совещания на Ровенской АЭС министр принял решение, что предприятия энергопрома, на базе которых хотели создавать «Укратомпром», необходимо передать НАЭК «Энергоатом». Такое решение обусловлено тем, что оставшиеся предприятия этой отрасли являются банкротами и они не могут взять кредиты для развития. А такие предприятия, как Восточный ГОК, — не резон отдавать инвесторам. Мы должны его сами развивать. Это уран, и он очень растет в цене. Это стопроцентно прибыльное предприятие. Кроме того, это наша доля в производстве ядерного топлива. Несмотря на то, что оно изготавливается в России, мы тоже можем поставлять туда свой уран. Министр принял именно такое решение, поскольку «Энергоатом» — мощная структура и она может привлечь любые средства.

 

к: РАО «ЕЭС России» ранее изучало возможность строительства ЛЭП от Молдавской ГРЭС до межгосударственной линии Южно-Украинская АЭС — Исакча для загрузки этой станции и поставок электроэнергии на Балканы. Как Минтопэнерго относится к этой инициативе, обсуждалась ли она на переговорах с руководством ЗАО «ИНТЕР РАО ЕЭС»?

 

А.Ш.: Пока что это лишь протокол о намерениях. На переговорах речь действительно шла о восстановлении всей этой линии до румынской границы. Ее протяженность до Молдовы составляет 360 км, а далее — еще 120 км. Есть много инвесторов, готовых за это взяться. Но по нашим законам линия, находящаяся на территории Украины, не может быть отдана в частную собственность. Россияне предложили создать совместное предприятие с нашим «Укринтерэнерго». Однако в Украине госкомпании не могут участвовать в создании СП. Если создавать СП, необходима корпоратизация компании. Так что даже переговоры о практической реализации этого проекта станут возможными не ранее, чем через три-четыре месяца после корпоратизации.

 

к: Во сколько вы оцениваете объемы перспективного рынка  экспорта электроэнергии?

 

А.Ш.: Ранее из Украины экспортировалось 29 млрд. кВт-ч. Теоретически мы можем приближаться и к этой величине, но больше — вряд ли. Сейчас мы экспортируем значительно меньше — около 8-9 млрд. кВт-ч в год. Это с учетом поставок в Белоруссию. Но у нас есть ограничения на Бурштынском выделенном острове. Излишек электроэнергии, который можно экспортировать, составляет 550 МВт — это около 4,5 млрд. кВт-ч. Но большие объемы в этом направлении мы пока не можем давать по техническим причинам. Кроме того, мы экспортируем примерно 200 МВт с Добротворской ТЭС ежегодно в западном направлении и столько же в Молдову.

 

к: Согласны ли вы с позицией Фонда госимущества Украины о необходимости выставить на торги небольшие пакеты акций областных энергоснабжающих компаний?

 

А.Ш.: Мы написали официальное письмо о том, что не согласны. Ведь состояние электроэнергетики требует инвестиций. Линии электропередачи, находящиеся в распоряжении облэнерго, особенно в сельских районах, построены в 50-60 годах прошлого столетия. Решение об их замене в течение трех лет было принято еще во времена СССР, однако его так не успели выполнить. Поэтому у нас, как только дунет ветер, сотни населенных пунктов остаются обесточенными. Так что первоочередной задачей является приведение в порядок электросетей. Министерство планирует подготовить закон об особенностях приватизации в энергетике, в котором будет предусмотрено направление средств от приватизации на развитие сетевого хозяйства. Кроме того, мы предлагаем продавать 25%-ные пакеты акций, принадлежащие НАК «ЭКУ», в «проблемных» облэнерго, где существует конфликт между акционерами. Государству они в принципе ни к чему. Мы говорим: продайте их, получите хорошие деньги, ведь каждая из противоборствующих сторон хочет получить блокирующий пакет.

 

к: Какую позицию занимает нынешнее руководство Минтопэнерго по отношению к развитию международных проектов частной генерации, в частности относительно строительства двух ТЭС в Измаильском районе?

 

А.Ш.: На сегодня у нас нет официальных предложений. Возможно, они были раньше. Хотя мы все время поддерживаем и приветствуем такие инициативы. Вопрос другой — все это должно вписываться в рамки законов и нормативных документов Украины. И это главное. Не только там, в Измаильском районе, мы и в Крыму говорим: стройте частные станции. Но цена электроэнергии должна соответствовать цене энергорынка, иначе нет смысла ее строить. Прежде чем строить станцию, необходимо иметь договор на поставку газа и расчет цены электроэнергии. Если на энергорынке цена будет 4 цента, а там 5 центов, то кто тогда ее будет покупать. Ведь не будем же мы раскладывать всю эту разницу на потребителей остальной части Украины. Мы ищем того, кто бы построил, однако пока никто не осмелился.

версія для друку